Чужая жизнь всегда кажется интереснее своей собственной, а чужая работа - престижнее))) хотя конечно же это только так кажется. Я засуну сюда всё то, что всё равно потеряется, даже работу.

Однажды я забуду пароль и от этого дневника, и куда же тогда всё потеряется? Канет в бездну, так же как и я? Хотя при мысли, что всё тлен, в т.ч. и твоя собственная жизнь это вполне даже не страшно. Ворд глючит, дни катятся как снежный ком, который того и гляди раздавит тебя самого, хоть какая-то работа твоего личного мозга в виртуальном пространстве не так уж и тлена)))

Похоже всё на мастурбацию в прямом эфире)) вроде как получил удовольствие и отлегло. На долго ли? До следующего раза?))

Работа

Из открытой форточки дует ледяной ветер, так что штора отлетает на целый метр назад под порывом резкого холодного выдоха. Кожа покрывается мурашками, которые целой оравой бегут вниз о спине до поясницы, а затем уже и по бёдрам, и по голеням, прокладывая свои дорожки за ещё более ледяными ощущениями безнадёжности и тревоги.
Поворот ручки вниз, и окно закрыто, теперь не дует, но в комнате и так всё остыло, батареи явно не справляются, почти как на улице или в морозильнике, где хранятся замороженные туши мяса. А ещё как в морге. Впрочем, а вот и тело.
Нечто скорёженное согнув ноги в коленях и, прижавшись спиной к промороженной спине, сидит на полу, обхватив голову худыми руками-сосульками, не реагируя на шум, движения, свет.
И да, свет лучше не включать, всё равно не пошевелится, а так в темноте на ощупь работа будет проще и эффективнее.
Когда прикасаешься горячим пальцем к ледяной стене, то капельки оттаявшей и потому оторвавшейся от общей массы льдины влаги стекают по холодной глыбе вниз. Сейчас нет, даже не пошевелилась.
Совсем отощала, одна кожа да кости, не ест, не спит, не работает.
- Ты сегодня ела?
- Плевать
- А будешь есть?
- Плевать
- Ты других слов не знаешь?
- Плевать
- Может, поговоришь со мной уже по-нормальному?
Голова с коротко стриженными волосами приподнялась, как в замедленной киносъёмке. Два чёрных провала вместо глаз, бездонных и пустых. Даже видеть не надо, всё как по написанному, видно и понятно так.
- Плевать
- На что тебе плевать? На меня?
- Плевать
- Ты чо пьяная? И что ты заладила «плеват-плевать»? Как шарманка!
- Плевать
Резкий звук удара, и красный след на щеке, который в темноте всё равно не рассмотришь.
- А теперь? Теперь тебе не плевать?
- Плевать
- Я прекрасно знаю, что тебе на всё и всех плевать!
Хлопок повторился, ещё одна красная полоса. Голова с чёрными дырами вместо глаз отлетела в сторону и безжизненно опустилась на грудь. Струя горячей крови прилила к ушибленном месту, но отток крови из мозга не прекратился.
Рядом на ледяном полу, потому что он промёрз так, что ноги в носках застывают насквозь, что уж говорить о бедной заднице, которая точно после пяти минут сиденья на полу станет совсем бесчувственной и отмороженной.
- Я тебя ненавижу.
- Плевать
- Знаю. А на что не плевать?
- Плевать.
- Где Ваня? Или тебе и на него плевать?
Попытка взять за ледяную и точно уже ничего не чувствующую руку не увенчалась успехом. Кисть безжизненно повисла в воздухе, хладнокровно вывернутая из горячей руки. Даже в этом движении такая холодность и вялость, словно всё на самом деле умерло или замёрзло. Скрылось под слоем вечного снега и льда. Навеки погребено в вечной мерзлоте.
Тишина в ответ. Аллилуйя! Не плевать. Аминь.
- Так, где Ваня?
- У бабушки.
- Дома у бабушки?
- На Марсе у бабушки
- Ты чего-то опять напринималась? Что на этот раз? Мне стоит обшарить весь дом в поисках выпивки, таблеток? Не знаю, ещё чего-то?
- Плевать
- Опять за своё! Последний раз спрашиваю, что с тобой?
- Плевать
- Хорошо. Что на этот раз случилось?
- Плевать
- Это пиздец какой-то! Ты никогда не выйдешь из этого подросткового состояния? Так говорят только в дурацких американских фильмах для подростков! И относятся так же по-свински!
- Плевать
Голова слегка приподнялась. О, кажется сдвиги. По фазе моей. Работаем дальше.
- Может, поговорим.
- Плевать
Ударение на последнее слово. А впрочем, уже не хочу работать. Надоело. Хочу пожрать нормальной еды и спать завалиться, только с работы пришёл, устал же очень.
От сидения на ледяном полу ноги почти не чувствуются, с трудом отрывается задница, реально отмороженная и тяжёлая, словно пропиталась холодной водой, а затем покрылась коркой льда, въевшейся намертво в ткань.
- Теперь и мне плевать.
- Плевать
Тяжёлые, словно налитые свинцом, шаги по паркету в сторону света – на кухню. В голове стучит кровь, прилившая к щекам от мороза, который держится на улице уже вторую неделю, а так же мороза, который проник в дом и сковал и здесь всё вокруг. Только не оглядываться назад в эти провалы – чёрные дыры. Хотя вряд ли она смотрит, раз ей плевать.

@темы: проза